Видеоконференцсвязь сегодня

29.06.2018 Издание

Распространение мобильности и удаленного доступа пользователей корпоративных ИКТ‑ресурсов делает технологию видеоконференцсвязи (ВКС) все более востребованной. Согласно данным исследовательской компании Coleman Parkes Research, около половины российских предприятий и организаций уже используют системы ВКС и еще 15% собираются обзавестись таковыми.

Кроссплатформенность ВКС‑решений позволяет им работать с самым широким классом устройств пользовательского доступа — от настольных IP‑телефонов и смартфонов до систем телеприсутствия. Стандартизованные протоколы помогают строить системы ВКС на базе оборудования разных производителей. Сегодня ВКС можно не только реализовать в собственной ИКТ‑инфраструктуре (on‑premise), но и пользоваться этими технологиями в виде услуг.

Чем шире и глубже ВКС интегрирована в инфраструктуру и бизнес‑процессы заказчика, тем более гибко и оперативно компания может решать текущие задачи и принимать решения, влияющие на ее стратегическое развитие. Унифицированные коммуникации, базисом которых стали ВКС‑системы, делают значительно более удобным взаимодействие персонала через инструменты совместной работы, а стало быть, повышают производительность труда.

Вместе с тем тесная завязка бизнес-процессов на ВКС предъявляет высокие требования к надежности и защищенности таких решений.

В этом обзоре мы постараемся разобраться, в чем заключается польза систем ВКС для бизнеса, как с их помощью можно повысить эффективность компаний и организаций, какие архитектурные решения следует выбирать в конкретных ситуациях и как при этом минимизировать связанные с ВКС ИТ‑ и ИБ‑риски.

ВКС — для чего, кому и какие нужны

По наблюдениям опрошенных нами экспертов, за последние два‑три года ситуация с корпоративным использованием ВКС существенно изменилась: если раньше из‑за дороговизны этих систем их в основном приобретали только крупные частные и государственные структуры, то к настоящему времени их цена стала доступной и небольшим предприятиям и организациям.

“Сегодня практически любое предприятие, штат которого насчитывает более одного сотрудника, является потенциальным заказчиком на приобретение ВКС‑системы”, — утверждает директор по развитию компании TrueConf Дмитрий Одинцов.

Менеджер по предпродажной подготовке отдела аудио‑ и видеорешений компании Landata Егор Купцов выделяет два основных пути применения этой технологии, определяющих логику построения сети ВКС: переговоры и обучение. По его словам, предприятиям среднего и малого бизнеса (СМБ) не нужны ресурсы многоточечных конференций (MCU), поскольку они обходятся либо встроенным в терминалы функционалом для реализации MCU на 4—9 точек, либо виртуальными решениями. Крупные же заказчики часто требуют от ВКС‑инфраструктуры предельных возможностей. При этом он отмечает, что в обучении используются записи и трансляции, а также проводятся конференции типа вебинаров, где один или малая группа лекторов пе‑
редаёт информацию широкой аудитории слушателей, которые смотрят и слушают лекцию, имея возможность задавать вопросы текстовыми сообщениями или по видеоканалу.

Кроме снижения цен на доступность решений ВКС, считает менеджер по развитию бизнеса Collaboration отдела телекоммуникационных решений группы компаний Softline Галина Карасева, повлияло расширение их функциональности и такие технологические факторы, как более совершенные матрицы видеокамер, мониторы с высоким разрешением, современные кодеки для выококачественной передачи речи и изображения и т. п.

Распространению ВКС способствует и масштабная цифровизация жизни. Галина Карасева в связи с этим вспоминает принятый в 2017 г. закон о телемедицине, благодаря которому ВКС заняла достойное место в здравоохранении. Через ВКС сегодня организуется общение “врач — врач”, проводятся удаленные консилиумы, к обсуждению сложных случаев привлекаются врачи узких специализаций. Сильным стимулом роста рынка ВКС станет также, по мнению Галины Карасевой, законодательное разрешение общения “врач — пациент”.

Говоря о ключевых трендах в развитии ВКС, коммерческий директор компании IVA Technologies Максим Смирнов прежде всего отмечает снижение спроса на классические программно‑аппаратные комплексы ВКС и смещение фокуса в сторону программных продуктов, что он увязывает со стремлением заказчиков к унификации ИКТ‑инфраструктуры.

“Предприятия, располагающие достаточными серверными мощностями, сегодня предпочитают не привязываться к проприетарным решениям, ограничивающим возможности встраивать в существующий ИТ‑ландшафт продукты сторонних производителей, в том числе оконечное оборудование, и интегрироваться с другими системами, — говорит он.— Программные же системы ВКС могут устанавливаться как в любые прижившиеся у заказчиков виртуальные среды, так и на любые аппаратные платформы. По сути, когда мы говорим о программных решениях для ВКС, то, как правило, поднимаем тему платформ для унифицированных коммуникаций (UC) с функционалом «всё в одном»”.

Такие платформы могут объединять корпоративную голосовую связь и ВКС, интегрированные чаты и корпоративные мессенджеры, функционал “белой доски”, возможность совместной работы с документами и многое другое. “Системы ВКС, — считает Максим Смирнов, — постепенно отходят от своих классических задач и привычной реализации. Те производители, которые глубоко понимают современные тенденции и запросы заказчиков, учитывают это и стремятся унифицировать в рамках программных решений возможный функционал для корпоративных коммуникаций”.

Несмотря на то что сегодня технологии ВКС успешно развиваются, трансформируясь в компонент UC, основа видеоконференцсвязи остается прежней, утверждает директор департамента систем связи OCS Distribution Алексей Гвоздь: “Многоточечная видеосвязь высокого качества по‑прежнему невозможна без сложнейших алгоритмов коррекции ошибок, а они неизбежно возникают при пакетной передаче данных, на которой построены современные сети. Разработка таких алгоритмов обходится недешево, требует использования дорогой интеллектуальной собственности и привлечения передовых специалистов”.

ВКC — своя или как сервис

Систему ВКС можно построить как свой ИКТ‑актив или использовать стороннее решение как подписку на сервис, на базе которого развернуты необходимые аппаратно‑программные средства. Каждая компания выбирает вариант в силу специфики бизнеса. Так, крупные российские государственные и частные заказчики, стремясь к максимальной безопасности своих чувствительных данных и не доверяя сторонним облачным сервисам, стараются всё держать под собственным контролем. К тому же современная российская законодательная база требует, чтобы определенная информация хранилась на территории страны.

“Варианту on‑premise, — говорит Максим Смирнов, — отдают предпочтение и многие ИТ‑специалисты, занимающиеся инфраструктурой, построением архитектурно сложных сетей, поскольку приобретение решения в собственность дает им возможность осуществлять полный контроль за всем, что происходит, в том числе и с системой ВКС, которая по сути претендует на замещение живого общения в офисе. Это накладывает довольно высокие требования к надежности и обеспечению ИБ передаваемых данных во время сеансов ВКС”.

Многие компании предпочитают иметь собственную ВКС‑систему еще и на фоне последних инцидентов, связанных со взломами облачных сервисов и приложений (которыми пользуются миллионы людей по всему миру) и, как следствие,— с утечкой данных. В то же время эксперты обращают внимание на рост популярности ВКС в качестве сервиса — как среди корпоративных заказчиков (в том числе крупных), так и у частных пользователей. Стимулируют этот процесс стремление бизнеса к сокращению инвестиций в развертывание и модернизацию внутрикорпоративных сервисов и (несмотря на отдельные инциденты) рост доверия к ряду крупных операторов связи благодаря положительному опыту получения услуг с высоки гарантированным уровнем ИБ.

Облачная ВКС‑инфраструктура, как отмечают эксперты, не всегда выгоднее собственной, если исходить из совокупной стоимости владения в долгосрочной перспективе. Однако неоспоримыми преимуществами ВКС как управляемого сервиса являются удобство, высокая скорость развертывания, существенная экономия на капитальных вложениях и зарплате квалифицированных специалистов по обслуживанию (если заказчик использует сервис ВКС, то собственные специалисты в сфере ВКС ему в штате не нужны). За техническую поддержку, модернизацию, масштабирование мощностей отвечает провайдер услуги. В сервисной модели ВКС, так же как и в классическом решении, возможна интеграция с системами UC.

Есть и гибридная схема реализации ВКС‑решения, отмечает Михаил Никифоров, руководитель направления сетевых и коммуникационных решений компании КРОК, когда часть инфраструктуры размещается в ЦОДе заказчика, а часть ресурсов потребляется из облака.

Как вариант, полагает Алексей Гера, специалист по унифицированным коммуникациям Huawei Enterprise Business Group в России, сам заказчик может предоставлять ВКС персоналу в качестве облачного сервиса. В этом случае инфраструктура принадлежит заказчику, а не производителю, который лишь обеспечивает инструменты для создания этого частного облака. Следующий шаг в развитии данного направления — гибридное облако, когда заказчик строит облачную инфраструктуру и владеет ею, а услугу предоставляет не только внутри собственного предприятия, но и выступает как оператор для контрагентов, дочерних фирм и т. п.

Сегодня облачные сервисные решения, по наблюдениям Галины Карасевой, больше характерны для веб‑конференций. Это отдельный тип продуктов, довольно близких к ВКС, однако предназначенных в большей степени для обмена контентом, чем для эффективной коммуникации с максимальным эффектом присутствия. Веб‑конференции проще реализовать по модели облачного сервиса, в то время как для высококачественного функционирования ВКС необходимо совершенное оборудование на стороне каждого участника сеанса. Качественные ВКС‑решения, считает она, пока реализуемы только как “свои”.

ВКс — зачем и с чем интегрировать

Алексей Гера сетует на то, что до сих пор у многих заказчиков видео, телефония, конференцсвязь и другие коммуникационные сервисы существуют разрозненно. “В первую очередь, — считает он, — интегрировать нужно именно это, чтобы и видеосвязь, и голосовая связь, и мобильная связь стали единым целым в рамках концепции UC. Я говорю о конвергенции для создания единой конференц‑среды аудиовизуальных коммуникаций разного плана”. Востребованной он считает также интеграцию коммуникационных инструментов от разных производителей, которая упрощается благодаря тому, что они работают на общих открытых стандартах и определенных наборах протоколов, принятых лидерами рынка.

Спектр возможностей интеграции ВКС, отмечает Галина Карасева, весьма широк — начиная с телефонии и заканчивая перспективой сделать ВКС частью системы “умного” офиса с возможностью  управления ею через ВКС (включать и отключать свет в помещениях, анализировать загруженность переговорных комнат и т. п.). В результате ВКС становится частью единой инфраструктуры здания.

Интересным ей представляется вариант интеграции ВКС в инфраструктуру контакт-центров, которые уже стали достаточно многоканальными. ВКС позволит оператору видеть, а не только слышать обратившегося к нему клиента.

“Думаю, — говорит Галина Карасева, — одними из первых такой подход применят банки, они, например, смогут дооборудовать банкоматы и превратить их в пункты клиентской поддержки, а интеграция технологии распознавания лиц сделает более простой идентификацию клиента и повысит ИБ при обращении в контакт-центр. Другим трендом развития ВКС является возможность ее использования в таком направлении, как трансляция на внутренний корпоративный портал или непосредственно на открытые интернет-ресурсы”.

Алексей Гвоздь со своей стороны отмечает, что крупнейшие производители ВКС-систем добавляют возможности интеграции популярных облачных сервисов ВКС в продукты для СМБ. Егор Купцов видит ключ к решению основных интеграционных задач ВКС в оптимизации времени и расходов заказчиков. “Интеграция ВКС с почтовыми клиентами и телефонией уже воспринимается как должное. Актуальной стала тема интеграции ВКС с популярными UC-платформами, например Microsoft Lync. Немногие могут этим похвастаться в реальных условиях сетей заказчика. Тут необходимо строго разделять маркетинг и технику. Изучайте решения перед их покупкой и придирчиво сравнивайте, как минимум это позволит выбрать золотую середину по соотношению цена/качество”, — советует он.

Максим Смирнов считает, что системы ВКС могут интегрироваться с самыми разными программными и аппаратными продуктами в зависимости от области применения и решаемых задач. Так, телемедицина требует интеграции платформы ВКС с медицинским оборудованием для передачи информации с датчиков, сканеров и других специализированных систем, одновременно позволяя работать с этими данными консилиуму специалистов, не отходя от компьютера.

ВКС можно интегрировать с системами искусственного интеллекта и продуктами, реализующими технологии дополненной реальности. “Скажем, интеграция ВКС с системой распознавания лиц решает задачу аутентификации пользователей, причем сферы применения такого решения максимально широки, начиная с авторизации в подтверждение возможности участия в сеансе ВКС и заканчивая идентификацией личности клиента в случаях, когда ВКС используется как платформа для предоставления сервисных услуг”,— считает Максим Смирнов.

“Современные технологии, — полагает Дмитрий Одинцов, — позволяют интегрировать ВКС практически с любой ИТ-системой, что дает возможность создавать новые решения, которые могут быть использованы в различных сферах деятельности человека. Главное — понимать основные цели и преимущества предстоящей интеграции”.

ИТ‑ и ИБ‑риски ВКС — как нивелировать Приобретая систему ВКС на базе программно-аппаратных компонентов, отмечает Алексей Гера, заказчик получает высокую производительность и надежность, но, как правило, в этом варианте реализации системы сталкивается с ограничениями в масштабировании и проблемами с апгрейдом. Обойти этот ИТ-риск можно, используя программные виртуализированные системы. В этом случае, когда устаревает софт, заказчику остается лишь заменить его, что проще и не столь затратно, как менять аппаратные ресурсы.

Что касается ИБ-рисков, то для защиты от несанкционированного доступа к видеоконференциям используют пароли, выделенные каналы связи, специальные средства шифрования трафика. При передаче голоса и видео традиционно применяют пограничные контроллеры сеансов (SBC) для ограничения доступа к ВКС-серверу извне, защиты от DDoS-атак, от телефонных мошенников и других подобных угроз.

Разумеется, для нивелирования ИБ-рисков нельзя пренебрегать известными сетевыми средствами защиты — межсетевыми экранами, средствами обнаружения и предотвращения вторжений, трансляцией сетевых адресов, VPN и др. При высоких требованиях к ИБ Егор Купцов рекомендует использовать мало распространенные проприетарные протоколы. Существенные ИБ-риски председатель правления компании SPIRIT Андрей Свириденко видит в использовании ВКС-систем зарубежных вендоров, а также в случае применения облачных ВКС-сервисов, использующих хостинг не в России. Их нивелирование он увязывает с переходом на отечественные сервисы и оборудование.

По мнению наших экспертов, к ВКС как облачной услуге внешнего провайдера тяготеет в основном СМБ. Крупные российские заказчики считают этот сервис высокорисковым. Они, как упоминалось, стараются развертывать системы ВКС в своей инфраструктуре — в этом случае уровень ИБ зависит только от квалификации своих специалистов.

ВКС как технология — что в будущем

Помнению Алексея Гвоздя, за последние годы никаких технологических новаций, меняющих принципы применения ВКС, не появилось, зато видеоконференцсвязь становится все более доступной и выходит на массовый рынок. Другие наши эксперты оценивают технологический прогресс ВКС более оптимистично. Так, уже упоминалась отмечаемая ими тенденция развития ВКС в направлении интеграции с платформами UC, при использовании которых пользователю не надо думать, какое ПО выбрать для голосового звонка, какое — для чата, вебинара или видеоконференции. Правда, по оценкам Егора Купцова, этот процесс мог бы происходить и динамичнее. Пока же он наблюдает объединение лишь трех сервисов: телефонии, ВКС и видеонаблюдения, а также улучшение разрешения изображений (Full HD — 4K) и снижение требований к пропускной способности канала передачи (за счет стандартов кодирования h.264hp, h.265).

Эксперты отмечают активное распространение видеоконференцсвязи с помощью мобильных устройств. Развивается рынок устройств для беспроводной передачи контента и совместной работы над ним. Максим Смирнов прогнозирует развитие ВКС в направлении снижения требований к ИТ-инфраструктуре: постепенное улучшение интерфейсов взаимодействия с системами ВКС, тенденцию к интероперабельности программных ВКС-продуктов — предполагается, что они будут взаимодействовать с другими технологиями, сетями, сервисами, и все это будет трансформироваться в единую архитектуру. В результате можно ожидать появления кросстехнологий, новых финансовых, игровых и других сервисов.

Технология ВКС, считает Андрей Свириденко, достигла зрелости — на сегодняшний день HD-видеоконференции с участием десяти и более пользователей, подключенных по Wi-Fi или мобильным телефонным сетям с переменной пропускной
способностью, доступны даже на iOS/Android-смартфонах. Развитие, по его мнению, будет, скорее всего, в интеграции с технологиями AI/AR/VR, компьютерного зрения, бьютификации, распознавания лица и анализа эмоций пользователя, автоматического создания текстового резюме сеанса видеоконференции на основе распознавания речи и т. п.

По мнению Алексея Геры, прежде всего будет неуклонно улучшаться качество изображения. Формат 4К будет использоваться не только для связи “точка — точка”, но и для многоточечной конференции. ВКС окончательно перейдет в виртуальные среды, куда сегодня быстро движутся западные производители, отказываясь от аппаратных средств ядра ВКС-систем.

По наблюдениям Михаила Никифорова, софт сегодня практически вытеснил специализированное “железо”: ВКС-оборудование отходит на второй план, и все больше мировых вендоров сосредотачивает свои усилия преимущественно на разработке программных решений, программной инфраструктуры. Появился отдельный класс устройств для переговорных комнат — интерактивные доски. Для повышения качества и удобства использования ВКС начинает применяться искусственный интеллект. Как пример Михаил Никифоров приводит голосовое управление ВКС-системами в переговорных, подключение участников, выведение необходимой информации на экран, вывод персонализированного меню, например расписание деловых встреч, распознавание пользователей и др. Отходят в прошлое не только громоздкие пульты, ноисенсорные панели управления. Будущее — за высококачественными решениями с интуитивно понятным, управляемым интерфейсом.

ВКС как бизнес‑инструмент — что в будущем

Наши эксперты единодушно считают, что ВКС-платформы как бизнес-инструмент успешно трансформируются в систему объединенных, унифицированных коммуникаций по принципу “всё в одном” при широких возможностях быстрой и бесшовной
интеграции с другими системами. Это позволяет пользователям эффективнее организовать рабочие процессы, максимально сократить издержки и время принятия решений, создает условия для перехода на удаленную работу и повышения лояльности клиентов, помогает предоставлять потребителям новые привлекательные сервисы.

Вероятные варианты применения ВКС, по мнению Егора Купцова, ограничиваются лишь изобретательностью, инновационными запросами заказчиков. В будущем, полагает он, возможно развитие технологий объемного изображения, удаленной передачи запаха и тактильных ощущений. Но уже сегодня технологии идентификации личности позволяют говорить о том, что при надлежащем государственном регулировании платформы ВКС могут стать неотъемлемой составляющей решений для аутентификации.

В целом же, полагает Михаил Никифоров, ничто не меняется: основной задачей ВКС было, есть и будет максимальное повышение оперативности принятия решений и эффективности бизнес-процессов.

Опубликовано 29 июня 2018 в PC Week
Рубрики Присоединяйтесь!