Тренд на программные ВКС дает шанс российским разработчикам

02.10.2014 Издание

На российском рынке видеоконференцсвязи спрос на программные решения растет быстрее, чем на аппаратные. Правда, несмотря на большие шансы отечественных разработчиков ПО конкурировать с зарубежными вендорами, в реальности западные продукты пока более популярны. Некоторые эксперты считают, что в госсекторе спрос на них подогревается искусственно.

Аналитический центр TAdviser опубликовала результаты своего исследования, касающегося российского рынка услуг по созданию систем видеоконференцсвязи (ВКС). Главный вывод — данный рынок в своем развитии повторяет тенденции глобальной отрасли. Здесь также отмечается снижение интереса к аппаратным решениям, которое объясняется существенной разницей в стоимости при уже сравнимом функционале и качестве видео. При этом говорится о более высокой адаптивности программных ВКС, включая возможности интеграции с другими приложениями и порталами. Соответственно, на отечественном рынке все заметнее присутствие поставщиков именно софтверных решений.

TAdviser сообщает, что по состоянию на сентябрь 2014 г. рынок ВКС в России, как и в мире, по-прежнему делится между двумя технологическими подходами — аппаратным и программным, однако соотношение этих решений изменяется. Спрос на программные ВКС растет быстрее и, вероятно, эта тенденция будет сохраняться и далее.

По оценкам TAdviser, лидирующие позиции на российском рынке ВКС занимают компании «Крок», Polymedia и Mind. Они набрали наибольшие итоговые значения, для расчета которых использовались параметры, имеющие наибольшее значение с точки зрения существующих и потенциальных заказчиков систем ВКС. Оценки делались на основании информации, полученной от самих компаний, а также на основании экспертных данных и инсайдерской информации.

Тенденции развития

Владислав Перегудов, главный инженер проектов группы компаний «Астерос», считает, что одной из определяющих движущих сил российского рынка систем ВКС являются новые технологии. «Сейчас в фокусе внимания специалистов и заказчиков находятся технологии виртуализации решений ВКС, которые позволяют реализовать инфраструктурные элементы системы в виртуальной среде. Мы видим, что спрос на такие решения активизируется, потому что они, прежде всего, доступнее по стоимости, чем их «железные» аналоги, и сокращают затраты заказчиков. С технологической точки зрения важными преимуществами ВКС стали быстрая развертываемость и возможность оперативной интеграции в существующую ИТ-инфраструктуру клиента», — говорит он.

Генеральный директор компании Mind Алексей Королев отмечает, что важная тенденция — изменение соотношения программных и аппаратных решений на рынке. «Несколько лет назад мы не могли говорить о какой-либо конкуренции между этими сегментами ВКС. Сейчас же спрос на аппаратные решения постепенно падает, и это тренд общемировой, не только российский», — утверждает он. По мнению Королева, это происходит в силу того, что программные решения достигли довольно высокого уровня развития. Сегодня они могут обеспечивать превосходное качество изображения и звука и конкурировать с аппаратными решениями. При этом стоимость единицы программных ВКС существенно ниже. «Мы предполагаем, что в объеме рынок программных ВКС будет увеличиваться, так как спрос на них в количественном выражении будет намного выше, чем на аппаратные решения», — заключает Королев.

В компании TrueConf, являющейся одним из фигурантов рейтинга TAdviser, исследование агентства в разговоре с CNews назвали неоднозначным и вводящим читателей в заблуждение прямым сравнением не сравниваемых вещей: вендоров, поставщиков и разных по сути продуктов (облачных ВКС-систем, выделенных ВКС и вебинаров).

В TAdviser отвечают, что целью исследования было предоставить информацию о центрах компетенции по ВКС в России, прежде всего, с учетом продуктовых линеек компаний и их опыта, полученного в реальных проектах.

Как говорит руководитель TrueConf Михаил Готальский, сегодня уже не 2012 г. и противопоставлять программные и аппаратные ВКС лишено всякого смысла, т. к. все вендоры предлагают программные решения и инфраструктуру, а также активно работают над стиранием границ между ними. «На наш взгляд, сегодня актуально сравнивать архитектуру, на которой построено ВКС-решение, использует ли оно перекодирование по аналогии с MCU, либо основано на технологии масштабируемого видеокодирования (SVC). Тут существует четкая и явная грань — с одной стороны вендоры, пропагандирующие старый ресурсоемкий подход к ВКС (MCU), такие как Cisco, LifeSize, Huawei, Pexip, Acano, Mind, различные WebRTC-решения, и с другой стороны TrueConf, Vidyo, Microsoft Lync, Polycom (который поддержал оба типа архитектуры)», — уверен Готальский.

В части критики подходов к проведению исследования с Готальским во многом согласен Андрей Свириденко, председатель правления Spirit (ее дочерняя компания VideoMost также фигурирует в рейтинге). «Mind, например, это вообще не ВКС (видеоинтерактив), а вебинары (одностороннее видеовещание). Видимо «исследователи» вместо реального тестирования продуктов проводили конкурс среди тех, кто больше написал про себя рекламы», — сокрушается он.

По уверению Свириденко, VideoMost своего продукта на тестирование в TAdviser не предоставлял. «Указанные здесь компании «Крок» и «АйТи» являются нашими партнерами по продукту ВидеоМост, в котором впервые на российском рынке была реализована технология SVC (scalable video coding) на сервере еще 3 года назад. Компании Polycom, Huawei, Avaya и Microsoft являются клиентами Spirit, они лицензировали наши программные голосовые и видео продукты», — уточняет Свириденко.

Никита Карпук, менеджер продуктов ВКС «МегаФон», резюмирует, что различные по классу решения ВКС (софтверные и аппаратные) могут гармонично сосуществовать друг с другом в одной компании, закрывая разные бизнес-процессы и потребности в видеообщении и совместной работе сотрудников. Однако при выборе модели «ВКС как услуга» предприятие переложит издержки по построению, обслуживанию и управлению сетью видеоконференций на оператора связи, а также уменьшит бюджет на непрофильные расходы. В этом случае предприятию не придется инвестировать средства в модернизацию через 2-3 года и, если формат ВКС не будет пользоваться спросом, отказаться от услуги, тем самым сэкономив средства.

Шанс для российских разработчиков

В связи с исследованием также стоит упомянуть еще одну проблему, о которой Андрей Свириденко в беседе с CNews говорил еще несколько недель назад. По его мнению, на софтверном рынке ВКС для госсектора в России существуют явные негласные преференции для зарубежных вендоров. «Мы пытались принимать участие в нескольких ВКС-тендерах за последние два года, но безуспешно. ТЗ всех гостендеров были заранее прописаны интегратором вместе с госзаказчиком под иностранное решение, обычно Polycom», — сообщает он.

По словам Свириденко, до ценовой конкуренции (отечественный софт обычно дешевле) в конкурсе дело не доходит, потому что российский продукт признается несоответствующим техусловиях конкурса, например по функционалу и характеристикам, которые в 80% случаев просто не нужны.

«Юридические методы отстаивания наших прав слишком долгие, непрактичные, и трудно реализуемые, потому что закупщики в госсекторе опытнее нас, прикрытые сверху, и формальные конкурсы писать умеют, чтобы потом отбиваться от Счетной палаты, СК, ФАС и др. проверяющих органов. В ФАС наши партнеры неоднократно жаловались, последний раз этим летом, реально эффект равен нулю», — говорит Свириденко.

Важность роли госзаказа на рынке программных ВКС решений CNews подтвердили в «Астерос» и в TrueConf.

В отношении заявлений Свириденко по поводу неявных преференций мнения экспертов разделились.

Михаил Готальский считает, что не нужно испытывать иллюзии по поводу прозрачности отечественного рынка госзакупок. Доминирование зарубежных поставщиков обусловлено предпочтениями госзаказчиков, а конкурсная документация является прямым следствием этого. «Конечно, зарубежные поставщики, исторически работают с некоторыми госзаказчиками и, иногда доминирование является логичным, но есть и другие причины», — говорит он.

У Владислава Перегудова другое мнение. С массовым явлением преференций для западных поставщиков программных ВКС-решений, закрепленных на уровне конкурсной документации, он в своей практике не сталкивается. По его ощущениям, многие коммерческие и государственные заказчики сегодня стараются разобраться в технологиях — самостоятельно или с помощью экспертов и партнеров. Поэтому, когда они выходят на рынок с заказом, они формулируют ТЗ, исходя сугубо из своих реальных потребностей.

В понимании Перегудова, далеко не все задачи заказчика ВКС можно решить с помощью программных средств. Но при этом, по его мнению, ТЗ большей части госконкурсов сформулированы достаточно широко и допускают к участию любые решения, в том числе и сугубо софтверные.

Не сложно предположить, что на востребованность отечественных ВКС-решений так или иначе может повлиять декларируемая в России политика импортозамещения.

Перегудов считает, что ситуация действительно может измениться. Правда меняющуюся конъюнктуру он склонен рассматривать, как удачный момент для отечественных разработчиков проинформировать рынок (в первую очередь даже не заказчиков, а действующих и потенциальных партнеров — интеграторов) о возможностях своих решений.

По мнению Готальского, для успешного достижения поставленной цели импортозамещения необходимо, чтобы его политика проводилась долгосрочно, целенаправленно и продуманно. «На данный момент подвижки, конечно, есть, но пока больше сказано, чем сделано. Мы пока на это не рассчитываем, и успешно работаем с текущим уровнем конкуренции, как в России, так и за рубежом», — говорит он.

Опубликовано 02 октября 2014 в CNews
Рубрики Присоединяйтесь!