С глазу на глаз

09.04.2015 Издание

Как можно сэкономить на видеотехнологиях

С глазу на глаз

Совершенно разные новостные поводы объединяют видеотехнологии, которые для россиян уже не новость. Они все активнее внедряются во все сферы жизни как частных лиц, так и корпораций. И кризисное время – лучшее тому подтверждение. Многие IT-компании делают ставку на то, что их решения будут востребованы в условиях повсеместной экономии. Финансовые трудности, как ни странно, могут помочь преодолеть русский технологический консерватизм и недоверие к инновациям. Например, кризисный 2008 г. для компаний, работающих на рынке организации видео-конференц-связи, стал точкой роста. В 2006 г. наш рынок оценивался в $30 млн, за восемь лет он вырос в пять-шесть раз. «По итогам 2013 г. объем рынка видео-конференц-связи (ВКС) в России оценивался в пределах от $130 млн, по расчетам Wainhouse Research, до $200 млн (данные Mind)», – утверждает Борис Головлев, руководитель направления развития услуг по спецпроектам компании «Сервионика», входящей в ГК «Ай-Теко». Объем глобального рынка превышает $3 млрд.

Видео вместо командировок

Популярность общения с глазу на глаз легко объяснима. Видеоконференция – эффективный инструмент общения, позволяющий компаниям сократить число командировок, в первую очередь в собственные офисы. Так, проект по внедрению централизованной системы ВКС стартовал в «Газпром нефти» в 2009 г. Как рассказал руководитель направления «Управление по корпоративной IT-инфраструктуре» департамента ИТАТ нефтедобывающей компании Алексей Карташев, первая и основная задача была – обеспечить возможность руководителям высокого уровня общаться между собой посредством видеосвязи, обмениваться информацией в режиме реального времени, что, в свою очередь, позволяло экономить время и деньги. «Количество командировочных выездов сотрудников разного уровня после построения сети ВКС снизилось приблизительно в три раза. Раньше для принятия важного решения могло потребоваться шесть-восемь очных сессий в Москве, или Питере, или Ханты-Мансийске с приглашением многих участников. Сейчас такие решения принимаются гораздо быстрее», – отмечает Алексей Карташев.

Сегодня сеть ВКС в «Газпром нефти» насчитывает свыше двухсот переговорных комнат, но не все из них являются классическими «переговорками»: зачастую оборудование стоит прямо в кабинетах руководителей. По количеству точек видеосвязи отмечается огромный рост: к прошлогодним показателям плюс 460%, и сейчас ВКС доступна примерно для 20 000 сотрудников.

Везде, где есть возможность отказаться от внешних услуг, например, от использования сотового телефона или внешних переговорных комнат, компания использует ВКС, которой дополняют телефонную связь. «Это реальная потребность бизнеса, а не навязываемая IT-услуга», – подчеркивает представитель «Газпром нефти». И отмечает при этом еще одно важное преимущество: переговорить с коллегой, имея возможность заглянуть ему в глаза, это совсем не то, что просто пообщаться с ним по телефону.

Государство напоказ

С помощью видеосвязи проводятся не только совещания, это инструмент для дистанционного подбора кадров и их обучения, общения с акционерами и клиентами. Основные клиенты ВКС – это распределенные компании, где много филиалов, высока оборачиваемость капиталов, где требуются срочные и важные решения: 20% – банки, 20% – образовательный сектор, столько же – промышленность, около 30% – государственные структуры.

И на внедрение технологий государство денег не жалеет. Большие перспективы имеются у ВКС в госсекторе, где развитие телемедицины, ситуационных центров, в которых видео-конференц-связь активно применяется, включено в новую Концепцию региональной информатизации на 2015 г. Среди госзаказов на системы ВКС попадаются суммы вполне внушительные: на проектирование и обслуживание систем защищенной видео-конференц-связи и видеомониторинг лесных пожаров было истрачено в сумме более 15 млн руб.; «вооружение» Калмыкского государственного университета мультимедийными системами с ВКС обошлось бюджету в 8 млн руб.; на оснащение лечебно-профилактических учреждений Забайкальского края видео-конференц-связью в 2012 г. пошло свыше 17 млн руб. В телемедицине, позволяющей сократить расстояние между пациентом и врачом и время реагирования, у видео-конференц-связи значительные перспективы. Так, компания Polycom приступила к реализации первого «медицинского» кейса в Самарской области, где совместно с департаментом информационных технологий и связи правительства области и ГБУ Самарской области «Региональный центр телекоммуникаций» оснастила ВКС свыше 50 медучреждений региона.

При выборе платформы были рассмотрены решения различных вендоров. Не последним аргументом стал позитивный опыт эксплуатации систем ВКС первыми лицами региона. Кроме того, в правительстве Самарской области к моменту начала проекта уже была развернута инфраструктура серверного оборудования на базе Polycom, и использование аналогичной системы для создания телемедицинской сети было обосновано и с точки зрения финансовых затрат, и с позиции текущей эксплуатации.

Так получается, что основными бенефициарами российского стремления к инновациям становятся западные компании. Panasonic внедряла системы видеосвязи для Универсиады в Казани и Олимпийских игр в Сочи. Стоимость решений в компании не озвучивают, да и в целом ответить на вопрос, почем системы ВКС, затрудняются. «Каждая система ВКС конфигурируется под заказ, многое зависит от оборудования (размера экранов, например), количества точек доступа и других факторов. За счет широкого выбора составляющих элементов системы бюджет проекта может меняться в разы», – поясняет вице-президент Panasonic Russia Масато Накамура.

Начиная с середины прошлого года сложная экономическая ситуация вынуждает компании среднего и мелкого формата отложить внедрение IT-технологий. В связи с этим поставщики и компании-интеграторы фокусируются на крупных заказчиках. Основными клиентами hi-end решений ВКС останется крупный бизнес, для которого инвестиции, требующиеся для создания полномасштабной ВКС, доступны и оправданны.

«Но для того чтобы начать подсчитывать сэкономленные средства, надо не просто установить видеосвязь, нужно приспособить инновации к бизнес-процессам и в чем-то даже эти процессы изменить, если потребуется», – считает Рэй Макгроэрти, глобальный директор Polycom по решениям объединенных коммуникаций.

По данным Polycom, показатели проведения тренингов улучшаются на 25%, на 19% становится эффективнее работа рекрутеров. Впрочем, в подсчетах увеличения продуктивности очень сложно отделить влияние только технологий от других факторов, поэтому видео-конференц-связь рассматривается как элемент новой корпоративной культуры, обеспечивающий эффективное взаимодействие внутри компании. Этот взгляд традиционен для развитых стран, где инновации самоценны. «В России же инновационность приветствуется в бизнесе только тогда, когда она позволяет достичь улучшения экономических показателей. Отсутствие инноваций может восприниматься как плюс, поэтому культурно и ментально сохраняется большая разница между российскими и западными компаниями», – констатирует Сергей Хомяков, вице-президент Polycom в России и СНГ.

Для россиян же главные вопросы: сколько мы сможем сэкономить и сколько за это надо заплатить? Назвать стоимость конкретных решений в компаниях затрудняются: каждый раз это индивидуальное решение.

«Барьером для повсеместного внедрения систем ВКС является относительно высокая стоимость программно-аппаратных комплексов, которая может доходить до нескольких сотен тысяч долларов», – говорит Борис Головлев. Чисто психологически это все еще может стать препятствием для руководителей, принимающих решение о внедрении той или иной технологии в существующий бизнес.

В большинстве случаев компании приобретают оборудование в собственность, а у операторов берут в аренду канал связи. Рынок ВКС-оборудования – один из самых динамичных, уверен Константин Анкилов, управляющий партнер «ТМТ Консалтинг». Он утверждает: «В 2014 г. рынок вырос на 25%, приблизившись к 4 млрд руб.». Ключевыми участниками рынка аналитик считает Cisco, Polycom, Huawei, Avaya. Все это – зарубежные вендоры с мировыми именами.

Выбирай отечественное

Международные санкции и курс на импортозамещение дают шанс отечественным высокотехнологичным компаниям. «С точки зрения аппаратной составляющей комплекса ВКС российским разработчикам почти нечего предложить. А вот если говорить о программных решениях, то здесь рынок изобилует предложениями российских компаний», – говорит Масато Накамура.

Генеральный директор российской компании TrueConf Михаил Готальский может ему возразить: «У нас, может быть, не очень высокая доля рынка. У иностранных лидеров, таких как Cisco и Polycom, более 30% рынка у каждого, у нас примерно 15%. Но по количеству продаж у нас цифры выше, потому что наши решения дешевле за счет отечественного оборудования». Санкции могли бы дать конкурентное преимущество, но для этого они должны продлиться год-два, рассчитывают в TrueConf. Сейчас же основные игроки рынка ждут, когда санкции «выключат», и они смогут, как раньше, закупать иностранную технику.

Имеет значение еще и недоверие к российским компаниям даже в самой России. Нередка ситуация, при которой российские клиенты находят TrueConf на международных выставках и только тогда пробуют отечественные решения. «По многим вещам мы ушли в пионеры не только в России, но и в мире: сделали первое решение на протоколе HTML-5 прямо внутри браузера; первую 3D видео-конференц-связь. Пока в России это не очень интересно», – сожалеет Михаил Готальский.

Гендиректор TrueConf признается: «Консерватизм российских клиентов заметен сильно. Обычно системы ВКС покупают не из-за признания их необходимости, а просто потому, что они уже есть у соседа. Системы внедряются, когда IT-директору дали задание: помочь повысить эффективность и управляемость, и он предлагает попробовать видеоконференции. Начальник со скрипом соглашается, пробует, а через полгода не может отказаться от нее сам и расширяет ВКС на всю компанию. Это типовая схема внедрения продукта».

Skype vs ВКС

Вопрос цифрового неравенства является серьезным по сей день. Масато Накамура отмечает, что в нашей стране еще есть регионы, недостаточно обеспеченные широкополосным доступом в Интернет, а существующих каналов не всегда хватает для передачи качественной картинки, заменяющей естественное присутствие человека. «Особенно это актуально для Дальнего Востока и Урала», – подчеркивает Масато Накамура. Это по-прежнему минус для тех, кто выбирает новые коммуникационные решения. И он не единственный. Развитию сегмента видео-конференц-связи мешают многочисленные бесплатные программы, существующие на рынке. «Недавно мы проводили вебинар для маркетологов и пиарщиков из Новосибирска, находясь в Москве. При этом качество связи (картинка, звук) было просто прекрасным. Неясно, зачем покупать платный доступ, если можно получить услугу бесплатно», – рассуждает Инна Алексеева, генеральный директор PR Partner.

«Никакой Skype или FaceTime не обеспечат эффекта «живого присутствия», как видео-конференц-связь высокой четкости, – возражают в Panasonic Russia. – Участники встречи слышат и видят друг друга так же хорошо, как если бы они находились в одной комнате. Помимо живого общения и эффекта присутствия, ВКС позволяет передавать HD-изображение с дополнительной камеры, что активно используется в образовании и телемедицине». Конечно, небольшие компании могут обойтись бесплатными сервисами, но средние и крупные предприятия, для которых надежность и производительность систем играют первоочередную роль, все-таки выберут ВКС. И главный вопрос – безопасность. Конфиденциальную информацию, которая обсуждается на видеоконференциях, не доверишь бесплатным сервисам – это может быть запрещено политикой компании.

При этом в плюс видеообщения Инна Алексеева записывает сокращение расходов на командировки, возможность организации связи из дома сотрудника, во время поездки или отпуска. Минусы – технические сложности, а также ограничение по передачи эмоций: все-таки физическое присутствие производит более сильный эффект.

Согласна с этим мнением Анастасия Хрисанфова, директор по персоналу SPSR Express. Компания имеет широкую филиальную сеть, поэтому в бизнес-коммуникациях часто используются телефонные конференции, а при проведении мероприятий, требующих активной коммуникации и вовлечения участников – семинаров, мастер-классов, активно применяется видеосвязь. Но по сравнению с очным обучением дистанционное имеет ряд ограничений, в том числе психологических: нередко участники изначально воспринимают подобный формат менее ответственно. «Адаптация к такому общению проходит легче, если участники видели тренера в формате офлайн и знакомы с ним, – поясняет Анастасия Хрисанфова. – Наш опыт говорит о том, что успешность такого рода обучения обратно пропорциональна его эмоциональной составляющей, поэтому сложнее всего работать с программами, нацеленными на формирование эмоциональных составляющих: командообразование, лидерские программы и другие». Однако технологий, полностью заменяющих присутствие человека, пока не придумали.

Опубликовано 09 Апреля 2015г. в KO.RU
Рубрики Присоединяйтесь!