Российская софтверная разработка разворачивается в сторону экспорта

23.12.2015 Издание

Затяжной экономический спад заставляет российских разработчиков, в том числе тех, кто ранее ориентировался исключительно на внутренних потребителей, активнее выходить на внешние рынки. Этому объективно способствует резкое снижение курса рубля, но в существенной мере мешают сложные политические отношения со странами, которые являются основными мировыми потребителей ИТ, что в свою очередь заставляет российские компании выходить на новые для них рынки. В условиях действия противоречивых факторов российская экспортная софтверная отрасль продолжает позитивное развитие с двузначными темпами роста, чем не может уже давно похвастаться ни один другой сектор российской экономики. При этом речь идет о достаточно больших абсолютных объемах (по прогнозам — около 7 млрд. долл. в 2015 г.), вполне заметных в экономике страны в целом (0,65% ВВП России). Правда, этот позитив сопровождается негативным трендом — оттоком самого ИТ-бизнеса и ИТ-кадров за пределы страны…

Общая оценка ситуации

Именно такая противоречивая картина российской экспортной отрасли (по традиции в нее включаются и разработка заказного ПО, и создание программных продуктов) выявилась по результатам круглого стола «Влияние изменений в геополитике и в экономике на позиции российских разработчиков ПО на глобальном рынке ИТ. Итоги 2015 года и прогнозы на 2016 год», проведенного ассоциацией РУССОФТ и Российской венчурной компанией (РВК). В рамках обсуждения прозвучал еще один принципиальный вывод: речь идет не просто о кризисе, который носит относительно краткосрочный характер, а о долгосрочных изменениях. Соответственно, в этом ситуации ИТ-компаниям нужно не просто «переждать кризис», применяя те или иные тактические методы, а вырабатывать стратегию работы на долгосрочную перспективу.

Статистические оценки результатов завершающегося года представил президент РУССОФТ Валентин Макаров, который оперировал данными очередного ежегодного исследования ассоциации, опубликованного в октябре. Он напомнил, что полтора года назад эксперты оценивали перспективы роста экспорта ПО (продукты + услуги по разработке и внедрению) достаточно высоко: для 2014 и 2015 гг. на 16% ежегодно до 6,6 и 7,2 млрд. долл. соответственно. Но уже в сентябре прошлого года стало ясно, что динамика в силу ухудшения внешнеполитической ситуации будет ниже. Более того, аналитики с опасением говорили, что политика взаимных санкций и рост взаимного недоверия могут крайне негативно отразиться на позициях российского бизнеса в странах, являющихся основными мировыми потребителями ИТ. Однако сейчас можно констатировать, что трудности хотя и возникли, но все же носят не такой катастрофический характер, как казалось еще год назад. По данным РУССОФТ, в 2014 г. общий объем экспорта российских софтверных компаний составил 6,0 млрд. долл. (годовой рост 11%), а на 2015 г. прогнозировались 6,8 млрд. (13%). Однако сейчас авторы отчета склонны дать более оптимистичный прогноз в 7 млрд. долл. (16%).

Однако нужно отметить, что методика оценки рынка РУССОФТ и раньше вызывала критику со стороны ряда экспертов, в основном касательно трактовки понятий «экспорт» и «российская компания». Дело в том, что экспорт подразумевает создание некой продукции внутри страны с последующим пересечение товаров за пределы государства и поступлением денег за них в обратном направлении. В случае с ПО далеко не вся продукция, учитываемая РУССОФТ, создается внутри России и далеко не вся выручка поступает в страну. Как соотносятся «российская» и «зарубежная» части общего объема экспорта в трактовке РУССОФТ — это вопрос традиционно остается без ответа. Но в этом году этот вопрос видится особенно актуальным, поскольку есть основания полагать, что «зарубежная» часть увеличивается в объеме, а, может быть, и в долях. Проще говоря, идет перемещение бизнеса (капиталы, кадры) за рубеж.

Так или иначе, но экспортное направление российской софтверной отрасли развивается в целом в темпе прошлых лет, и его устойчивость выглядит особенно впечатляюще на фоне проблем внутреннего рынка. По оценкам аналитиков, в 2015 г. будет в лучшем случае наблюдаться динамика «нулевого роста» (этот термин недавно ввел в оборот премьер Дмитрий Медведев), причем, конечно, в рублевом выражении. В твердой валюте, соответственно, спад составит 25-30%.

Характеризуя ситуацию с экспортом ПО, Валентин Макаров особо подчеркнул, что напряженность в межгосударственных отношениях с США и Европой мало повлияла на реальный бизнес (отметим, что ряд других участников дискуссии дали не столько оптимистичную оценку), при этом изменение ситуации заставило отрасль сместить акценты своих интересов на развивающиеся рынки, в частности на страны БРИКС и Юго-Восточной Азии, где виден встречный интерес к расширению сотрудничества с Россией. И тем не менее Европа и США в силу огромного объема рынка остаются приоритетными для наших разработчиков, более того, повышается приоритетность США (год назад эту страну называли приоритетом «номер один» 10% опрошенных компаний, в этом — 25%). В то же время, по мнению Валентина Макарова, позитивными для роста экспорта факторами являются девальвация рубля и государственная поддержка. Что же касается кадров, то, по данным РУССОФТ, основные зарубежные центры разработки российских разработчиков по-прежнему находятся на Украине, а миграционный поток в Россию из Донбасса обеспечил приток программистов, снизив дефицит отечественных кадров.

Что говорят представители отрасли

Генеральный директор компании «Центр речевых технологий» Дмитрий Дырмовский отметил, что в проводившихся ранее аналогичных опросах (в рамках исследования рынка) пункт «геополитика» присутствовал всегда, но раньше отвечающие относились к нему с некоторой иронией, а сейчас он реально стал приоритетным. У его компании доля проектов с государственными структурами США и Европы была не очень велика, но сейчас она сократилась до нуля и в видимой перспективе надежд на возобновление сотрудничества в этом сфере не видится. Бизнес же заказчики придерживаются прагматической позиции и подходят к выбору ПО с точки зрения его цены и качества, проекты в этом сегменте у ЦРТ в тех же странах не прерывались. Правда Дмитрий Дырмовский отметил, что речь идет о продуктах и поставщиках, уже достаточно известных на мировом рынке (то есть имеющих высокий кредит доверия). При этом он подтвердил, что развивающиеся рынки (Южная Америка, Ближний Восток), которые и раньше позитивно относились к России, повысили интерес сотрудничества с нашей страной. Для успеха в мире очень важно участие разработчиков в международных выставках и конкурсах, получение там каких-то знаков отличия (призы, сертификаты) — это реально помогает продвижению, особенно новых компаний, не очень известных в мире, добавил Дмитрий Дырмовский.

Компания TrueConf (средства видеосвязи) изначально начала работать на внутреннем рынке, но в последние годы активно работает и на внешних, продавая свою продукцию в почти полусотне стран. Ее директор по продажам Дмитрий Одинцов согласился с тем, что уже созданные деловые связи продолжают хорошо работать, хотя в некоторых странах партнеры просят не афишировать российское происхождение компании. Но при этом престиж российской инженерно-программистской школы достаточно высок, и «национальность» в сугубо технологической среде играет позитивную роль, даже там, где «местные политики не любят Россию». Кстати, TrueConf как раз в 2015 г. инвестировала в развитие своего бизнеса в Турции, так что последние события стали очень неприятной для нее неожиданностью.

Участие в кругом столе президента группы компаний «АйТи» Тагира Яппарова было особенно интересным, так как он представлял нового участника экспортного сообщества — крупного внутреннего ИТ-игрока, который сейчас активно пытается выйти за пределы страны. Он обратил внимание, что крупный местный ИТ-бизнес в большинстве своем ориентирован на внутреннего потребителя, к тому же зачастую крупного, тесно связанного с государством. Причина такой ориентации понятна: экономика страны долгие годы динамично развивалась и обеспечивала хороший рост ИТ-компаниям, в то время как работа за рубежом требовала совсем иных методов, чем в России, и достаточно серьезных инвестиций.

По словам Тагира Яппарова, еще три года назад стало видно, что внутренний рынок попал в долгую полосу стангации, а события последних полутора лет резко перевели эту тенденцию в спад. У «АйТи» и раньше было небольшое «внешнее» направление, но теперь оно рассматривается как стратегический приоритет. К сожалению, сейчас условия для выхода на зарубежные рынки менее благоприятные, чем еще несколько лет назад, считает Тагир Яппаров. Действительно, те, кто уже имеет там заказчиков и партнеров, могут успешно работать в силу инерции, а вот для новичков уровень входа возрос: усилилась настороженность контрагентов, принятие решений проходит тяжело или вовсе находится в замороженном состоянии. Это особенно хорошо видно в сегменте корпоративных, критически важных для бизнеса технологий. Падение рубля повысило привлекательность зарубежных рынков для отечественных компаний, но, как отметил Тагир Яппаров, нужно понимать, что этот фактор является временным, так как цены в России будут повышаться. «Но очень важно, что у крупного российского ИТ-бизнеса появилась серьезная мотивация для работы в мире, ничего подобного5-10 лет не было», — подчеркнул он. Парадоксально, но стратегический разворот в сторону развития бизнеса с Западом происходит на фоне резкого ухудшения отношений с этим самым Западом.

Далее Тагир Яппаров отметил еще один важный момент: создавать многие технологии и продукты современного уровня, ориентируясь на внутренний рынок, просто невозможно. Очень часто для их реализации нужны компетенции и инвестиции, которые нельзя получить на российском ИТ-рынке хотя бы в силу его незначительных масштабов (как известно, он занимал около 2% от мирового, а сейчас откатился до почти 1%). В настоящее время для своей продуктового направления «АйТи» в качестве приоритетов выбрала развивающиеся страны, Европа и США оставлены «на потом», поскольку там требуются более серьезные усилия для продвижения.

Председатель правления Spirit DSP Андрей Свириденко подтвердил: если с давними клиентами сотрудничество продолжается без заметных изменений, то с новыми заказчиками работать стало труднее. Формальных трудностей нет, но юристы компаний стали намного более внимательно изучать тексты соглашения, увеличиваются сроки и затраты на эту работу. При этом они пытаются компенсировать риски получением льгот по ценам. Но если заказчики видят некоторую действительно новую современную технологию, к тому же получившую признание в экспертном сообществе, то все вопросы «национальности» уходят на второй план.

Он сказал, что в Азии бизнес компании активно развивается и расширяется. Расширяется присутствие и в Китае, но тут все же видны определенные проблемы: если раньше переговоры шли в пять раундов, то сейчас могут идти в десять, китайцы пытаются получать льготы (в том числе по ценам), считая, что у России уменьшились возможности по сбыту продукции в западных странах.

У CDNVideo (видеотехнологии для Интернета) изначально была нацеленность на российский рынок, понимание необходимости выхода «за рубежи» пришло два-три года назад. В 2014 г. компания планировала выйти в Европу, но геополитика заставила отказаться от этих намерений и пришлось осваивать рынки Азии. Генеральный директор компании Ярослав Городецкий оценивает результаты развития этого нового для себя направления очень позитивно.

Поддержка государства

Тема поддержи со стороны государства всегда была одной главных для экспортной софтверной отрасли, собственно само формирование этого сообщества в виде РУССОФТ в начале века во многом диктовалось целью лоббирования своих интересов на уровне властных структур. Тогда в качестве ключевого пожелания к правительству говорилось о необходимости формирования «позитивного образа российских разработчиков», поддержке зарубежного маркетинга ИТ-компаний, предоставление экспортных льгот и пр. Тогда тема офшорного (как тогда было принято называть это направление) программирования во много обсуждалась на примере того, как это делается в других странах (Индия, Китай, Израиль и др.), предлагалось использовать уже используемые в мире методы поддержки. Сейчас, спустя пятнадцать лет, можно констатировать, что во многом все эти темы остаются практически теми же, примерно с тем же, что и тогда, уровнем «решенности».

Можно вспомнить, что в начале 2000-х годовой объем российского экспорта ПО оценивался на уровне 1 млрд. долл., а в качестве цели говорилось о возможности в течение нескольких лет догнать мировых лидеров софтверного офшоринга — Индию и Китай с их показателями в 6-10 млрд. долл. За пятнадцать лет достичь этих показателей в какой-то степени удалось, а вот догнать явно не получилось. По данным, публикуемым в СМИ, они ушли далеко в отрыв: в в 2014 г. Китай экспортировал ПО на 32 млрд. долл., а Индия — на 77 млрд. Характерно, что последние годы в отчетах РУССОФТ вообще не затрагивается тема положения России на мировом рынке софта и не приводятся сравнительные данные с другими странами.

Говоря на тему господдержки, Валентин Макаров сказал, что правительство сейчас уделяет большое внимание поддержке экспорта российской продукции, созданы представительные органы, которые занимаются этими вопросами, но, к сожалению, эта работа ведется применительно к «физическим» товарам, а не к интеллектуальным, каким является софт. По его словам, ПО не очень вписывается в экспортное регулирование товаропотоков, в том числе в плане получения кредитов, предоставления госгарантий, возмещения налогов и предоставления ряда других льгот. Отметим, что возможно это происходит по той причине, что значительная часть экспорта ПО (в трактовке РУССОФТ) в реальности экспортом не является (оно создается за пределами России, об этом говорилось выше).

Из пояснений участников круглого стола было видно, что несмотря на наличие в России довольно большого числа так называемых институтов развития и деклараций о поддержке экспортного направления со стороны правительственных органов в 2014-15 гг. реальную финансовую поддержку зарубежного маркетинга ИТ-компаниям оказывала только РВК в рамках государственной программы поддержки экспорта российской инновационной и высокотехнологической продукции. Причем эта работа велась на принципах софинансирования со стороны ИТ-бизнеса. В рамках этого проекта более 450 отечественных ИТ-предпринимателей и ИТ-специалистов приняли участие в ряде международных отраслевых мероприятий в Китае, США, Австрии, Швейцарии, Корее и других странах.

Андрей Свириденко посетовал, что активные обсуждения финансовой поддержки на принципах софинансирования экспортной ИТ-отрасли в двух направлениях — участия в международных выставках и патентования — начались еще лет пять назад, но к сожалению, пока все остается на уровне обещаний «рассмотреть и решить».

«Мы видим, как делается такая поддержка другими странами, например в виде огромного стенда Израиля на ИТ-выставке в Барселоне, и возникает естественный вопрос — почему мы со своей стороны не можем сделать так же, — недоумевает Тагир Яппаров. — Есть экспертный совет по ИТ-экспорту при Минкомсвязи, он несколько раз собирался, в начале этого года мы со своей стороны подготовили предложения по реализации программы поддержки этого направления, было ощущение, что нас услышали и даже почти согласились с нами. Но до реализации этих планов дело не дошло, в течение года мы даже не видели какого-то реального интереса к ним».

По его словам, сегодня одной из главных совместных задач для государства и бизнеса является формирование позитивного образа российского разработчика ПО. «К сожалению, на Западе он во многом ассоциируется с „хакером“ — сильным специалистом, занимающимся „вредными“ делами. Такое восприятие нас особенно неприятно, поскольку Россия имеет сильную компетенцию в области средств безопасности, мы хотели бы продвигать такую продукцию в другие страны, но тамошние заказчики ее откровенно опасаются брать, считая, что она начинена „жучками“. Сегодня многие российские компании скрывают на Западе свою национальность, а нужно сделать так, чтобы „российский“ стало синонимом сильного и надежного партнера», — считает Тагир Яппаров.

«Когда мы увидели, как работают на выставках китайские компании, нам стало откровенно завидно — почему у нас не так, — продолжил тему Дмитрий Одинцов. — У них стенды оплачивает, как правило, страна, дело компании — только собственно работа на стенде. А ведь участие в таких мероприятиях — это обязательное условие работы в мире: есть ты на выставке — ты есть на рынке, нет на выставке — нет на рынке».

«Китай поддерживает ИТ-компании не только оплатой стендов, но финансированием зарубежных проектов на уровне межгосударственного сотрудничества, — рассказал Дмитрий Дырмовский. — Это могут быть кредитные линии, гарантируемые страной. Деньги нужно будет возвращать, но это очень сильное конкурентное преимущество в тендерах. Мы проиграли китайцам несколько проектов в Южной Америке именно по этой причине. Очень важным моментом является патентование, особенно в США. Без защиты своей интеллектуальной собственности можно не только проиграть тендеры, но и просто потерять бизнес. А патентование — это дело не дешевое, тут помощь нужна. Еще было бы очень полезно создавать какие-то объединенные российские ИТ-представительства, поскольку организовывать и поддерживать такие офисы в частном порядке очень тяжело».

Комментируя ситуацию на рынке и прозвучавшие на круглом столе мнения, генеральный директор и председатель совета директоров ОАО РВК Игорь Агамирзян отметил: то, что ИТ-отрасль не входит в число главных приоритетов господдержки, отражает тот факт, что в ней как раз дела обстоят — на фоне других сегментов российской экономики — относительно благополучно. Она является в наибольшей степени самодостаточной, способной к развитию собственными силами. У других сегментов проблем еще больше. По его словам, РВК старается максимально использовать рыночные методы поддержки бизнеса, хотя традиционно у нас в стране самым распространенным способом является банальная «раздача денег». В развитых же странах для развития технологических направлений применяются более эффективные подходы.

В названии круглого стола была изначально заявлена тема прогноза экспорта ИТ-индустрии на 2016 г., но до обсуждения этих вопросов дело не дошло. По-видимому, всем было и так понятно, что все будет оставаться по-прежнему, развитие будет идти само собой. Один из участников встречи в кулуарах вспомнил известный афоризм: «Несмотря на все усилия врачей, пациент остался жив».

Опубликовано 23 Декабря 2015 в PC Week
Рубрики Присоединяйтесь!